Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

mammoth

Нам такого не надо

Как известно, два главных успеха австрийской дипломатии – то, что им удалось убедить весь мир, что Адольф Гитлер не был австрийцем и что Ференц Лист им был.

Про В. М. Кандыбу – того самого гипнотизера и псевдоисторика, согласно которому город Иерусалим (Русская Оселя) был основан древними русами у Сиян-горы в местности под названием Паленый Стан – русская Википедия говорит, что он «киевский специалист в области гипноза, автор ряда книг», а украинская – что он «російський письменник и т. д.»
Sacre Coeur II, Main

Свои представления о счастье

Переводами писаний св. Терезы Великой на английский язык занимались сотню лет назад монахини Стенбрукского бенедиктинского аббатства (ныне застигнутого волной Весны Возрождения™ и переделанного в шикарный парк-отель; оставшиеся бенедиктинки переселились на ферму в Северном Йоркшире). Святая Тереза писала в том числе и стихи (и числится – вместе со св. Иоанном Креста – среди основателей стихосложения на современном испанском языке); пару ее стихотворений в сопровождении стенбрукских переводов опубликовал на днях блог "Rorate Caeli", оставляя нам надежду на продолжение серии.

Первая мысль, что приходит при знакомстве с этими переводами – знаменитое "Boromir smiled". (Для тех, кто не знаком с историей вопроса, поясню: в русских переводах "Властелина Колец" сцена смерти Боромира обычно передается весьма красочно, что-то типа "Слабая, едва заметная улыбка скользнула по бледному, без единой кровинки, и изможденному лицу героя". В оригинале у Толкина эта фраза выглядит так: "Boromir smiled" ("Боромир улыбнулся"). Конечно, простой – будто бы нарочито простой и скупой – слог святой Терезы не мог в женском созерцательном монастыре на рубеже XIX-XX веков не потребовать, чтобы его обшили кружавчиками и разрисовали цветочками. Но смысл, насколько я могу судить, передан верно. В этом плане в большом стихотворении "Vuestra soy, para Vos nací" выделяется только один фрагмент.

В оригинале:

Si queréis que esté holgando,
quiero por amor holgar.
Si me mandáis trabajar,
morir quiero trabajando.

("Если Вы хотите, чтобы я была без дела,
то я ради любви хочу быть без дела.
Если прикажете мне трудиться –
хочу умереть, трудясь"). – NB: святая Тереза обращается к Богу "на Вы", местоимениями и глаголами во множественном числе, что сейчас в испанском языке, кажется, вышло из употребления, зато сохраняется во французском.

В переводе же читаем:

If Thou shouldst destine me for happiness,
For Love's sake, joy and happiness I greet ;
Bid me endure and labour till I die.
Resigned, in work and pain my death I'll meet.

Как же, должно быть, заездила несчастных бенедиктинок мать-аббатиса, если слово "holgar" ("бездельничать") они перевели как "радость и счастье"!
detente

Марченко

Два мира – два Шапиро. На книжном сайте в столбик перечислены произведения Анатолия Марченко: «Живи как все», «Звездочеты», «Как солнце дню», «Мои показания»... Книга «Живи как все», которую я ищу – вышедшая в «тамиздате» хроника диссидентской жизни, завершающаяся в советском лагере: Анатолий Марченко – последний мученик диссидентского движения, он умер 8 декабря 1986 года – ровно за пять лет, день в день, до того, как приказал долго жить сам СССР. «Мои показания» – тоже что-то на эту же тему. А что за «Звездочеты» такие? Открываю аннотацию – батюшки! «Анатолий Марченко — автор повестей «Дозорной тропой», «Смеющиеся глаза», «Юность уходит в бой», «Как солнце дню» и романа о Ф. Э. Дзержинском «Третьего не дано». Роман «Звездочеты» — многоплановое, остросюжетное произведение. Его хронологические рамки — предвоенные годы и суровое время Великой Отечественной войны. Главные герои книги — военачальники и солдаты, пограничники и чекисты, представители творческой интеллигенции. Значительное место в романе отведено советской разведчице, действующей на территории гитлеровской Германии». Несколько минут я пребывал в предивном заблуждении, будто Анатолий Марченко – советский писатель, «обратившийся» из чекизма в диссидентство, вроде драматурга Александра Галича или генерала Петра Григоренко, или что у него была вторая, тайная жизнь. Хотя, конечно же, всему, что нам известно о биографии Марченко, это противоречит. Лишь более тщательный поиск вывел меня на след вполне отдельно существующего сов. писателя Анатолия Марченко (1922-2009), причем вдобавок ко всему у них обоих отчества на одну букву: диссидент – Анатолий Тихонович, сов. писатель – Анатолий Тимофеевич. Интересно, часто ли сов. писателю приходилось оправдываться в партийных органах, что он ни сном ни духом не знаком с этим антисоветчиком? И часто ли «настоящему» Марченко случалось отвечать на недоуменные, а то и возмущенные вопросы товарищей по борьбе, которым в руки попадалась какая-нибудь книжка из серии «Чекисты рассказывают»?..

(Кстати, если в Гугле ввести «Анатолий Марченко», он выдаст в блоке справа выжимку из английской википедийной статьи о Марченко-диссиденте в сопровождении фотографии президента Чехословакии Александра Дубчека. Марченко получил Сахаровскую премию в 1988 году (посмертно), Дубчек – в 1989-м, из-за чего Гугл их, видимо, и перепутал).

Вот это – подлинное фото Анатолия Тихоновича Марченко, который умер в «вольной» больнице во время своего шестого лагерного срока, спустя пару недель после окончания 117-дневной голодовки (которую провел на принудительном кормлении, больше похожем на ежедневную пытку).

mammoth

Книжечки II

Спустя почти два года после первой серии с нами снова замечательное ЖЖ-хулиганство: придумывать аннотации или просто описания к несуществующим книгам. Желающим выдаются по три вымышленных названия, а вы придумываете, что бы это могло быть. Многоуважаемый kisin_seimyo выдал мне следующие:

[Цветы на сосне]«Цветы на сосне» - Цикл «пионерских» рассказов 1970-х. Заглавное произведение (собственно «Цветы на сосне») повествует о первой подростковой любви в антураже пионерлагеря. Шестиклассник Вовка Чириков слывет сорвиголовой, он не боится ничего - ни ночной грозы, ни директора лагеря, ни рогатую козу Маньку. Мало кто знает, что он тщательно скрывает один-единственный свой страх: боязнь высоты. А у щуплого очкарика Симы – наоборот, репутация парнишки несмелого, тихого. Он и вправду тихоня и никому не хвастается, что вот уже третий год занимается в секции скалолазания. Так кто же в день рождения красавицы Лены влез на самую высокую сосну, чтобы привязать к ветке букет полевых цветов?

[Паломник в Четвертый Рим]«Паломник в Четвертый Рим» - НФ с философско-религиозным подтекстом. Расселившись по ближним и дальним мирам, человечество давно уже забыло свою колыбель на краю галактики. Планета Авенио – вселенский центр католицизма, здесь отцы Священных Конгрегаций каждый день вершат судьбы триллионов верующих, издают многочисленные инструкции и решают канонические споры. Но каковы же истоки древней веры? Оказавшись из-за нелепой ошибки без должностных обязанностей, священник Гораций Круг решает отправиться на поиски полузабытых Конгрегациями истин. Его путь лежит на заброшенную планету-монастырь Рома-Кварта, когда-то слывшую средоточием мудрости и богопознания...

[Когда вдруг умолкли цикады...]«Когда вдруг умолкли цикады...» - японский хоррор. Как известно, цикады смолкают, замечая чье-то приближение. Кто же это, идущий незримо через полуденный зной? В той же книге опубликован короткий рассказ «Засыпай, до рассвета осталось чуть-чуть, или Ночной Могильщик».
mammoth

Пушкинъ

Я понимаю, конечно, что Пушкин А. С. - это наше всё. Но правда ли надо детям в 15 лет зубрить стихи, которые 30-летний повеса посвящал своим состоявшимся и несостоявшимся любовницам, в том числе замужним? Да к тому же с не самыми лучшими рифмами - или неточными (совсем - ничем), или отглагольными (может - тревожит)? Уж не оттого ли Пушкин прочно занял пьедестал русского поэта №1, что столетие его смерти пришлось на 1937-й год и было по каким-то причинам очень широко отмечено в СССР?
Vendee, Sacre Coeur

Судьбы русской литературы, блин

Попалась мне тут книжка в жанре космической оперы, как утверждается, первая такая на русском языке: Сергей Снегов, "Люди как боги", первый том ("Галактическая разведка") издан в 1966 году, еще два я пока не читал. Ничего такая книжка, скажем так, не вызывает откровенного отторжения. Стал смотреть биографию автора, и, вы знаете, как в воду глядел. Снегов Сергей Александрович (по отчиму - Штейн Сергей Иосифович) арестован в 1936 г. по обвинению в участии в контрреволюционной организации, 10 лет лагерей, потом ссылка там же в Норильске до 1957 г. Автор "Норильских рассказов" (еще не читал). Подробнее его биографию см. здесь.
Vendee, Sacre Coeur

Из жизни писателей

Самуил Маршак в предисловии к классическому изданию «Республики ШКИД» пишет: «Один из ее авторов – Григорий Белых – безвременно погиб, едва перешагнув за тридцать». Можно подумать, что Белых попал под трамвай[*] или, скажем, прыгал с модной тогда парашютной вышки и сломал шею. А на самом деле – об этом тов. Маршак не пишет – Григорий Белых, воспитанник замечательно описанной им Школы им. Достоевского (на момент написания книги ему было 20 лет, а его соавтору, о котором речь будет чуть ниже – 18!) – Григорий Белых был арестован в начале 1937 г. и 14 августа 1938 г., в 32 года, умер в тюрьме от туберкулеза, и об этом Маршак, конечно, не мог не знать.

Его соавтор был еще двумя годами моложе. В книге (и на обложках) он значится как «Ленька (или Леонид) Пантелеев», но это было прозвище в честь знаменитого питерского налетчика тех времен, который, в свою очередь, был на четыре года старше Белых и на шесть – своего незваного тезки. А настоящее имя того было Алексей Еремеев. Он не был арестован, а только – голодал, и почти все его самые знаменитые произведения опубликованы спустя много лет после написания.

[*] Написал эту фразу, а пока писал остальное, поинтересовался судьбой еще одного героя «Республики ШКИД» - руководителя школы Виктора Николаевича Сороки-Росинского, в книге выведенного под именем В. Н. Сорокина («Викниксора»), и оказалось, что он-то как раз действительно погиб, попав под трамвай, но уже в 1960 г., будучи 78 лет; жена его, Элла Андреевна Люминарская – в книге Люмберг – пропала без вести во время блокады.

Ах, да, кстати, и о блокаде. Август 1941 года. Кольцо еще не сомкнуто, идет эвакуация – вывозят, конечно, главным образом заводы с рабочими. Но на фронтах – вы сами понимаете, что. Немцы наступают, но и внутренний враг все так же опасен. И вот кто-то в синей фуражке, получая за это положенный паек и оклад, очень занят тем, что арестовывает очень опасного такого врага – Ювачёва Д. И., 1905 г. р., детского писателя, пишущего под псевдонимом Даниил Хармс. Уже идет война; вскоре начнется блокада, и кто-то ведь его конвоирует, кто-то охраняет, кто-то ведет его «дело» и кто-то подписывает направление в отделение тюремной психиатрии… и там Хармс и умрет 2 февраля 1942 г. от недоедания. А те, кто вел его «дело», сейчас они, наверно, в первых рядах, ветераны… если только не захлестнула их уже послевоенная волна репрессий.

Претензии мои к большевикам-чекистам и прочей подобной братии даже не столько в том, сколько народу они погубили в своих лагерях. Гораздо больше – в том, что когда лагеря как бы кончились, оказалось, что это был, ну, несчастный случай. Никто не виноват. Как говорится в той же «Республике ШКИД», «нынче вышел манифест – кто кому должен, тому крест». Будто ничего и не было.
David vs. Goliath

Jón Arason

Все-таки менталитет разных народов на текущем этапе отражается в том, как об одном и том же пишут в Википедии.

По-польски:
Jón Arason (ur. 1484, zm. 7 listopada 1550) – ostatni islandzki biskup katolicki, poeta i bohater narodowy. (...) Za przeciwstawianie się narzuconemu w 1536 przez Duńczyków luteranizmowi został aresztowany i ścięty w Skálholt. [Йон Арасон... - последний католический епископ Исландии, поэт и народный герой... За противостояние лютеранству был арестован и казнен датчанами...]

По-чешски:
Jón Arason (1484 - 17. listopadu 1550) byl islandský básník a poslední katolický biskup v Hólaru. Byl popraven Dány za rebelanství. [Йон Арасон... исландский поэт и последний католический епископ Холара. Был казнен датчанами за мятеж.]
David vs. Goliath

К переводам "Гарри Поттера"

Как я уже однажды писал, если бы "Гарри Поттера" переводил я, министра магии (теперь уже бывшего - Cornelius Fudge) звали бы Корнелий Чуш или еще Корнелий Плутс. А теперь еще пришло в голову, что Weasley надо переводить как Влезли. Фред и Джордж Влезли...

Забавности: в одной из ранних книг слизеринцы дразнят Рона словом weasel (weasel 1) а) ласка, горностай (и другие животные семейства куньих) б) мех ласки, горностая 2) проныра). Типа это такое производное от его фамилии. А из HP7 мы узнаём, что патронус его отца - именно ласка или там горностай (weasel). Вообще "Гарри Поттеры", особенно поздние, должны быть кошмаром для переводчика, тем более - когда книги выходят по-русски (и на других языках) раньше, чем по-английски выйдет следующая. Какая-нибудь мелочь, промелькнувшая в одной книге, на страницах другой внезапно разворачивается неожиданным боком и приобретает нехилую важность - и вы с ужасом понимаете, что в прошлый раз перевели ее так, что теперь ее этим боком уже не повернешь. Да и в пределах одной книги слова приобретают неожиданные дополнительные значения. Кто бы мог подумать, например, что Collapse )

UPD: Или вот еще. Нас часто спрашивают, что это за напиток такой - butterbeer (в распространенном русском переводе - сливочное пиво). Как оказалось, слово это - производное от реально существующего butterscotch (butter "сливочное масло" + scotch "скотч, шотландский виски"). При этом butterscotch это вовсе не напиток, а конфета-ириска. Делается она из сливочного масла со жженым сахаром. Стало быть, здесь у нас Джо опять развлекается с языком, не особо заботясь о переводчиках (мы бы могли что-то себе позволить на тему ири'са-конфеты и и'риса-цветка).

Видимо, через несколько лет опсчество начнет думать о том, что неплохо бы сделать новый, теперь уже полноценный перевод с учетом всех этих милых подробностей.
  • Current Music
    Корнелий Фадж идет по свету, зажав хоркрукс в кармане брюк-с...
  • Tags