hithlin (hithlin) wrote,
hithlin
hithlin

Categories:

Семь футов конунгу

У святого Олафа Харальдсона, конунга Норвегии, был младший единоутробный брат по имени Харальд, прозванный впоследствии Харальдом Хардрада, что значит «Суровый» или «Жестокий». Отец Харальда, которого звали Сигурд Свинья, женился на матери Олафа Святого, Асте дочери Гудбранда, после того, как ее первый муж, Харальд Гренске, ее покинул (а это было приблизительно в тот же год, когда у нее и родился Олаф). А покинул ее Харальд Гренске не просто так, а затем, чтобы добиваться женитьбы на богатой вдове по имени Сигрид Гордая, которая, однако, замуж за него не хотела и поэтому сожгла его в бане вместе с неким Виссивальдом, то есть Всеволодом, которого называют конунгом из Гардарики и который тоже хотел на ней жениться. И больше о нем не будет сказано в этой саге. А Сигурд Свинья женился на Асте, у которой уже был сын Олаф Святой, и она родила ему двух дочерей и троих сыновей, из которых младшим был Харальд Хардрада. Сигурд Свинья очень помогал своему пасынку Олафу стать конунгом Норвегии, и вообще был не такая уж свинья, как может показаться. Но о нем тоже в этой саге больше не будет, а будет о его сыне Харальде.

Харальд Хардрада был лет пятнадцати, когда сражался на стороне своего старшего брата Олафа при Стикластадире и был ранен (а Олаф-то погиб), после чего покинул Норвегию. Он возглавил отряд таких же изгнанников и в следующем году явился туда, где незадолго до этого укрывался его брат Олаф и где до сих пор воспитывался сын Олафа Магнус, а именно – в Гарды, то есть на Русь, где и поступил на службу к местному конунгу Ярислейву, то есть Ярославу Мудрому. Года три он там прослужил, после чего подался с дружиной человек в 500 в Миклагард, то есть Константинополь. Там Харальд поступил в «варяжскую гвардию» и ходил в разные походы – например, на Сицилию под командованием византийского полководца армянского происхождения с замечательным ФИО Георгий Маниак, а также в Малую Азию и Сирию, в Болгарию, а в конце концов сделался командиром всей «гвардии», будучи лет 26-и. Ну, тут он ввязался в политику, всякие там греческие интриги – в общем, пришлось ему Миклагард покинуть и перебраться в Кунигард, а Кунигард – это Киев, Мать Городов Русских. Тут его снова приветил конунг Ярислейв; приветил – и послал обратно, повоевать против греков, к которым у него как раз возникли какие-то там претензии. Тут, чтобы привязать эти события к более всем известным, напомним: на дворе стоял 1043 год, императором в Константинополе был Константин IX Мономах, а Патриархом – Михаил Керулларий. С Харальдом вместе на Миклагард ходил конунг Вальдемар Ярислейвсон, то есть Владимир Ярославич, князь Новгородский, сын Ярослава и княжны Ирины – то есть Ингигерды, дочери шведского правителя Олафа Шётконунга. Сей же Вальдемар – строитель собора Софии Новгородской, кстати говоря, канонизированный в РПЦ (как и его мать). Сходили они, впрочем, не то чтобы зря, но и победы не одержали. Следующей же зимой Ярислейв выдал за Харальда свою дочь Эллисив, то есть Елизавету.

«Ослепнет от слез твоя, конунг, жена
На пристанях Бергена» – это, может статься, про нее. Правда, значительно позже.

Он ей стихи писал (стихи сохранились) – правда, всё больше про то, как она его недостаточно любит, а он, мол, вон какой герой. Вообще, что с ней дальше было – практически неизвестно. То ли она с Харальдом поехала в Норвегию, то ли осталась в Гардах; то ли она ему двух дочерей родила, то ли не она, а полюбовница, Тора дочь Торберга, а то ли и не полюбовница это была, а законная жена после смерти Елизаветы – в общем, непонятно. Одну дочь, впрочем, звали Ингигердой, и я как-то с трудом себе представляю, чтобы родила ребенка одна женщина, а назвали его в честь матери другой. Но сыновей-то Харальду точно родила Тора, и оба они впоследствии стали конунгами. Так что, может, и слепнуть от слез на пристанях Бергена полагалось Торе.

Так вот, насчет слез-то: вернувшись в Скандинавию, Харальд Хардрада развернул там бурную деятельность, которая нас тут, впрочем, сейчас не интересует. За этими делами прошло у него лет восемнадцать, и вот, наконец, в сентябре 1066 года Харальд Хальдрада предпринят то мероприятие, благодаря которому главным образом и известен – с 300 кораблями и 15 тысячами людей (впрочем, на пристанях Бергена вообще никто у Харальда не оставался, поскольку какая-то его жена плавала с ним в Англию, а вот какая – разные саги говорят по-разному, но более старые – что Тора. Впрочем, может статься и так, что одну жену он взял с собой, а другую оставил плакать на пристанях). Дальше, в общем, известно, что было: подъезжает к войску Харальда некий человек и говорит, что ежели вот присутствующий тут же Тостиг сын Годвина от Харальда отложится и вновь приложится к своему брату, королю Англии Гарольду сыну Годвина, то сей Тостиг получит назад свое графство. А что же, спрашивает Тостиг, получит Харальд Хардрада за свое беспокойство? А семь футов земли он получит, отвечает человек, поскольку он, Харальд, ростом выше большинства людей, и обычных шести футов ему на могилу не хватит. Ну, так, в общем, и вышло.

Зять Ярослава Мудрого погиб в 1066 году при Стамфорд-Бридже, и на этом, в общем, эпоха викингов закончилась, а началась эпоха рыцарей.

Гарольда сына Годвина, короля англов и саксов, в том же году наголову разбил Вильгельм Завоеватель. Дочь же его, Гита Уэссекская, поживши в Дании, вышла затем замуж за очередного конунга из Гардарики. Звали его Владимиром Мономахом, и это уже другая история.

Tags: facts, mother europe
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments