hithlin (hithlin) wrote,
hithlin
hithlin

Categories:

Святой Бернар о Евгении III

блаж. Евгений IIIВсегда ли к любым назначениям в рамках церковной иерархической лестницы нужно относиться со сдержанным восторгом? Может быть, критика в адрес вышестоящих – уже сама по себе признак протестантского сознания, и для католика недопустима?

В 1145 году кардиналы Святой Римской Церкви избрали на престол св. Петра некоего  Бернардо деи Паганелли ди Монтеманьо, монаха-цистерцианца, аббата монастыря св. Анастасия при Трех Источниках (Сант-Анастазио-алле-Тре-Фонтане) под Римом. Он принял имя Евгения III. Папство переживало очередной кризис; предшественник Евгения III, Луций II, умер от раны, полученной при неудачной попытке штурмовать Капитолий, где засели мятежники-республиканцы. Никто из кардиналов ложиться на эту амбразуру не жаждал, вот и выдвинули аббата Бернардо, за спиной которого, к тому же, маячил авторитет его учителя и тезки – Бернара Клервоского. Но когда выбор был сделан, оказалось, что Бернар вовсе не рад. Вот что он пишет (перевод мой, с латинского):

Послание CCXXXVII. Всей Римской Курии – по избрании аббата св. Анастасия Папой Евгением.

Владыкам и отцам досточтимым, кардиналам и всем епископам, в Курии сущим, – дитя их святости.

1. Да помилует вас Бог; что же вы натворили?! Человека погребенного вновь призвали к людям, бежавшего от забот и толп вновь втянули в заботы и навязали ему толпы. Последнего сделали первым, и се, нынешнее его состояние много опаснее прошлого. Распятый для мира из-за вас воскрес для мира; того, кто выбрал быть презренным в доме Бога своего, вы выбрали господином над всеми. Для чего смутили вы разум несмысленного? Для чего расстроили рассудок человека нищего, ничтожного, сокрушенного сердцем? Он хорошо шел, так для чего же вам понадобилось преградить пути его, искривить его дороги, спутать ему ноги? Подобно сходившему из Иерусалима, вместо того, чтобы взойти от Иерихона, окажется он среди разбойников; тот, кто с такой силой вырвался из рук диавола, из соблазнов плоти, от мирской славы – ваших рук избежать не сумел. Неужели затем покинул он Пизу, чтобы принять Рим? Неужели тому, кто в одной церкви не вынес быть вторым по владычеству, нужно было во всей Церкви стать владыкой?
[Прежде, чем стать учеником св. Бернара, в 1133-1138 гг., будущий Папа служил, в частности, vicedominus – чем-то вроде генерального викария – архиепархии Пизы. – Прим. пер.]

2. Кто же имел столько разума или суждения, чтобы по смерти Верховного Понтифика вдруг наброситься на человека бескультурного, возложить на него, укрывшегося, руки, вырвав у него топор и мастерок или мотыгу, притащить его во дворец, возвести на престол, облачить в пурпур и виссон, опоясать его мечом, чтобы он вершил кару над народами, укорял племена, связывал царей их оковами, а вельмож их – железными кандалами? Разве не было меж вами человека мудрого и умелого, какого бы лучше это подходило? В самом деле, смешно видеть, как оборванного человечка возносят к владычеству над князьями, к господству над епископами, к распоряжению королевствами и империями. Смешно или дивно? Несомненно, одно из двух. Не отрицаю, не сомневаюсь, что и это может быть делом Бога, Который Един творит великие чудеса; тем паче, что то и дело слышу из уст многих, что сие сотворил Господь. Но и не забываю о давних судах Божьих и о Писании, повествующем, как многие взяты были некогда по воле Господней от частной или даже простецкой жизни, чтобы править народом Его. В конце концов, если вспомнить одного из многих, не таким ли образом избрал Он Давида, раба Своего, и взял его от дворов овчих и от доящих привел его (Пс. 76(77):70-71)? Так что скажу, что и с нашим Евгением могло случиться это по благоусмотрению Господню.

св. Бернар Клервоский3. Но все же я беспокоюсь, ибо сын сей хрупок, и робость его нежна, привычна скорее к покою и тишине, нежели к руководству внешними; и стоит бояться, что он не станет исполнять обязанности своего апостольства с должной владычественностью. Как вы думаете, что чувствует ныне человек сей, оказавшись вырванным из уединения внутреннего созерцания и приятного сердцу одиночества, словно младенец из лона и чрева матери, и вытащенным на середину, и, словно овца, ведомым на заклание, к столь непривычным и неприятным ему делам? Если не подставит ему Господь руку Свою – увы! Непременно падет он и будет раздавлен под грузом, непривычным ему и непомерным, какой даже плечам исполина, как говорят, или даже самого ангела оказался бы страшно тяжел. Однако же, раз это сделано и, как говорят многие, сделано Господом – вам важно, возлюбленные, своими пламенными усилиями и верным послушанием заботливо помогать тому, что, очевидно, свершили руки ваши. Если есть в вас сочувствие, если есть добродетель любви во Господе, если есть соболезнование добросердечия, если есть драгоценность сострадания – помогайте и содействуйте ему в труде, к которому чрез вас призвал его Господь. Всё, что есть истинного, всё целомудренное, всё справедливое, всё святое, всё, что можно любить, всё, что пользуется доброю славой – то́ подносите ему, то советуйте, то делайте; и Бог мира пребудет с вами.

Замечательно не только отношение святого Бернара к произошедшим выборам, но и то, как он излагает суть папского служения. И, разумеется, всегда актуален его призыв, обращенный здесь – к кардиналам, а вообще-то – ко всем верным: помогайте начальствующим над вами в труде, к которому призвал их Господь. Особенно – если они, как вам кажется, не слишком к этому труду способны.

Понтификат Евгения III длился восемь лет. Он не раз пытался вернуться в Рим, заручившись поддержкой того или иного монарха, но так в этом и не преуспел; не увенчались успехом ни проповеданный им II Крестовый поход (1147-1149), ни переговоры об Унии, которые он вел с византийским императором Мануилом I. Но «он умел сочетать необходимую твердость с природной мягкостью и добросердечием. До самой смерти он носил под папскими одеяниями грубую белую рясу цистерцианца, и даже его политические противники признавали его неподдельное благочестие. Аббат Клюни блаж. Петр Достопочтенный так отозвался о Евгении III:

«Я нашел в нем самого верного друга, самого искреннего брата, самого честного отца. Его ухо всегда было готово для слышания, а уста – для скорого и мудрого совета. Никогда он не вёл себя по отношению к другому как высший, но скорее как равный и даже низший».

Он умер в Тиволи, под Римом, так и не дождавшись обещанной помощи и не вернувшись в Вечный Город в земной своей жизни – но погребен был при огромном стечении народа в базилике святого Петра, и его гробница стала местом паломничества.

28 декабря 1872 года Папа блаж. Пий IX причислил Евгения III к лику блаженных.

Tags: quotes, stories, theology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments